Terrier Union of Russia

Главная Мир собаки На Северном Кавказе собачьи бои продолжаются, несмотря на запреты и предубеждения

На Северном Кавказе собачьи бои продолжаются, несмотря на запреты и предубеждения

E-mail Печать PDF



Глава Чечни Рамзан Кадыров однажды сожалел, что его малая родина не первенствует в деле проведения любимых президентом собачьих боев. «У нас это не так развито, как там», – объяснял московским журналистам президент, кивая в сторону Дагестана, откуда в Грозный для стравливания с президентскими питомцами везут и спарринг-собак и состоявшихся чемпионов. Если бы не войны в последние годы, соревнования среди бойцовых собак были бы в Чечне куда развитее. В ближайшее время оно, видно, так и будет, если уж глава республики не стесняется демонстрировать свою предрасположенность к собачьим боям, запрещенным во многих странах.

Теоретическое наказание за жестокость


В средневековой Англии, где собачьи бои приобрели классические черты, схватки запретили еще в позапрошлом веке. И в России по статье 245 УК РФ (жестокое обращение с животными) за организацию схваток можно лишиться свободы. Правда, только теоретически. В Москве ослушников милиция вылавливала в Серебряном Бору, где собирались любители боев и хозяева четвероногих гладиаторов. Однако никто из владельцев собак не был привлечен к ответственности за жестокое обращение с животными.

В деле организации псовых схваток впереди планеты всей оказалась Киргизия. Здесь на официальном уровне не первый год пытаются организовать чемпионат СНГ по собачьим боям, поставить процесс, так сказать, на цивилизованные рельсы. Вырабатываются правила, определяются с классификациями турниров, создан реестр бойцов и их хозяев, банк родословных собак, выдаются паспорта с характеристиками и рекомендациями. Но у киргизов особая причина проводить такие соревнования – надо сохранить и совершенствовать огромных лохматых овчарок-алабаев.

Несмотря на запреты, собачьи бои проводятся и на Северном Кавказе. О месте их проведения не сообщается во всеуслышание, но для завсегдатаев и милиции это не секрет. В схватках участвуют в основном питбультерьеры и стаффордширские терьеры. Гордость аборигенов – громадные кавказские овчарки – проиграли нишу боев европейским породам. Разочарование ждало жителей Кавказа и после травли волков с волкодавами, что было модно десять лет назад. Несмотря на расхожие слухи о превосходстве волкодавов над волками, последние одним своим видом и взглядом внушали такой страх, что собаки мочились себе под лапы, не смея даже взглянуть в сторону «серого».

Бойцовые породы – амстафы, ротвейлеры, тосаину – японские мастифы, фила – бразильские мастифы, стаффордширские терьеры, бультерьеры, аргентинские доги и питбультерьеры такого себе не позволяли. Но с матерым волком весом под 80 кг не справлялась ни одна из собак.

Четвероногое оружие

Одно дело выбрать себе собаку для домашнего содержания, другое – найти пса для боев. Для дома выбирают покладистых или ласковых щенков. В среде любителей будущих «гладиаторов» кровожадность, напротив, ходит в желанных невестах. Выбирая себе бойца, покупатель выпускает нескольких полуголодных щенков на ограниченную площадь с небольшой миской еды. Ее обладателем станет самый злобный и упорный песик. Стоимость юного «агрессора» в Махачкале составит от 400 долл. Щенки, чьи родители признанные чемпионы, будут стоить несколько тысяч. Выведение достойных щенков иной раз – дополнительная головная боль. Нередко сведенная для получения потомства пара вместо того чтобы заняться полезно-приятным делом, принимается выяснять отношения.

Отобранному для боев щенку обычно отрезают хвост и уши, чтобы за них в бою не могли ухватиться противники. Эту процедуру выполняет посторонний человек, а не хозяин, который должен восприниматься в качестве и матери, и вожака. После двух месяцев заточения в полутемном сарае, где пес видел только хозяина, его выпускают в вольер, кормят сырым мясом, поят кровью. Серьезных расходов требует тренировка бойца: нужны специальное питание, медицинские препараты, которые стимулируют рост мышц, разнообразные средства и допинги, благодаря которым повышаются сила, выносливость и мощь собаки. Для тренировки челюстей применяют привязанную к стволу дерева автомобильную шину, вцепившись в которую собака может висеть подолгу.

Каждое утро, а то и дважды в день у пса тренировки. Состоятельные владельцы нанимают специальных инструкторов и поваров. Для нагрузки питбуля впрягают, например, в велосипед, который боец тянет не один километр. Натренированные звери могут тянуть даже малолитражку. Агрессивность у собак вырабатывают травлей живого кролика, приходилось встречать и людей, которые жертвуют своему воспитаннику дворовых собак и кошек. Два года назад в Москве осудили владельца стаффордшира, который стравливал пса с бродячими собаками, как он объяснил в суде, «в санитарных целях».

В воспитании бойца его владельцы придерживаются нескольких непреложных правил. С псом нельзя играть. Бойцу все равно захочется нежно покусать хозяина за руку, а почувствовав, что человек (хозяин) тоже состоит из плоти и крови, что его можно укусить, что он боится и на самом деле слаб, пес с характером лидера может ослушаться. На собак, особенно доминантных, пытающихся утвердить свое главенство в доме, нельзя кричать, замахиваться руками, а тем более пинать, бить. Они малочувствительны к боли, но весьма обидчивы и мстительны.

Бизнес на крови клыкастых нокаутеров

Сам бой обставлен специфическим церемониалом. Питмены – люди, которые профессионально занимаются разведением «собак-бойцов», не очень доверяют друг другу. Перед боем проверяют собаку-противника: нет ли на ней чего-то отпугивающего, веществ с резким запахом. При крупных ставках, когда речь идет о машинах и квартирах, питмены даже моют собак друг друга, взвешивают их. Последнее важно при ничейном поединке. Победу засчитают бойцу с более легким весом.

На ринге кроме собак находятся три человека – хозяева псов и судья. Хозяева имеют право поднимать боевой дух своих питомцев словами, но трогать бойцов запрещено. Роль тотализатора выполняют два человека: один собирает деньги в пакет, другой ведет запись в блокноте. Обычно на кону от одной до трех тысяч рублей. Но как-то раз в пари вступили два депутата Народного собрания и ставки уже исчислялись тысячами долларов. Парламентарии чинно подъехали к «любителям», переговорили с организаторами. Те чиновникам уделили особое внимание, ведь арбитр и организатор боев получают по 10% от ставок. Затем вне очереди стравили депутатских собак с теми бойцами, с хозяевами которых, видимо, уже договаривались заранее. Потом народные избранники уехали, погрузив питомцев в багажники представительских машин.

В ходе боя, если один пес прижал к земле другого и крепко схватил его за горло, в Москве и в Украине, где тоже приходилось наблюдать соревнования, бой прекращают. В Дагестане дают бойцу биться до конца, пока сомнений в поражении уже не останется. Собака из гула десятков, а то и сотен выкриков зрителей отчетливо слышит голос хозяина-тренера и выполняет его однозначные приказы. «Отдыхать, Малыш!» – песик прекращает сопротивление и, глубоко дыша, вентилирует легкие, пока противник, теряя силы, треплет его безвольное тело. Чтобы соперник не мог прокусить горло собаки, кожу на ее шее ежедневно растягивают энергичным массажем. Так на горле образуются складки, которые заполняют пасть соперника и не позволяют ему достичь гортани. Но когда хозяин заметит, что соперник Малыша уже подустал, несколько потерял интерес к схватке и ослабил захват челюстей, он кричит: «Вставай, быстро вставай!» Малыш, до этого представлявший из себя безвольное тесто, как ошпаренный, подпрыгивает и делает над головой соперника восьмерку, пытаясь вырваться из железных тисков.

В бою для пса главное – не дать схватить себя за лапу. Как борцы-вольники, малорослые терьеры кидаются пастью в «ноги», стараясь захватить одну из лап. Она в отличие от шеи весьма удобно помещается в пасти. Слышится жуткий хруст ломающихся костей, который только усиливается, когда господствующий в схватке начинает трепать захваченную жертву. Спасти положение можно, навалившись телом на соперника, чтобы не дать ему маневра для выламывания лапы.

Сгустки крови, похожие на гранатовое суфле, разлетаются по сторонам и влипают в траву и зрителей. Морды бойцов уже через несколько минут становятся одноцветно кровавыми. Тяжело дыша, они то отдыхают, то взрываются в активности, сцепившись пастями, отрывая языки друг у друга, прокусывая насквозь нижние челюсти – зрелище не для слабонервных. Чувствительным зрителям иногда становится плохо, а ощущение «как будто промыли желудок» не покидает даже через несколько часов после посещения собачьего Колизея.

Тренированность спортсменов-профессионалов видна, когда они, сцепившись «на втором этаже», контролируют, как шахматисты, весь поединок. «Убери лапу!» – командует хозяин, и пес тут же подгибает под себя передние конечности, упираясь в противника грудью и мордой. И делает это вовремя: соперник, удерживаясь на двух лапах, оставив пасть и шею Малыша, развернулся вправо в надежде захватить лапу.

Бойцов-новичков тоже сразу видно. Собаку могут снять с поединка, если она «щелкает» – мелко покусывает место захвата и образует рваную рану. Поражением считается отказ хозяина от продолжения поединка его воспитанником, прекращение сопротивления псом (кроме случаев тактического «отдыха»), а также наличие характерных признаков малодушия – поджатый хвост, волчий оскал. Не дай бог, собака заскулит от боли: она в этом случае не только проиграет, но и будет забракована. Ее потомки «гладиаторами» уже не будут. Питмены обмениваются номерами телефонов и договариваются о следующих боях. Как правило, этим занимается «диспетчер» – организатор соревнований, для которого бои – неплохой сезонный бизнес.

После боя бойцам оказывают медицинскую помощь. Возбужденных собак успокаивают, отводя подальше от ринга. Раны омывают марганцовкой и антисептиком, в случае необходимости везут к ветеринару. Смертельные случаи редки, но калечится каждый двадцатый участник боев. На памяти остался случай с моим знакомым, который из-за собаки поменял престижную работу. Теперь он трудится дома потому, что его уже старенькому питбулю, заболевшему сахарным диабетом, требуется постоянный уход. Летними вечерами из его открытого окна через каждые три часа доносится звон будильника. Это значит, что пришло время делать очередной укол бойцу-ветерану.

Кровавые шоу

Говорить о том, что во всем мире и во все времена люди стравливали между собой животных только ради своей забавы, наверное, было бы не совсем верно. Ведь дерутся в кровь и люди на подпольных ристалищах. И не всегда ими движет материальный интерес. В Древнем Риме титулованными гладиаторами были не только рабы, но и богатейшие горожане – вольные люди, приамы. Конечно, забава стоит на первом месте. Китайцы наблюдали, как в чане крыса поедает поверженного сородича, мексиканские петухи секли соперника лезвиями, привязанными к лапкам. На Руси выращивали специальных бойцовых гусей с длинными клювами и сильными лапами. Скандинавы стравливали голодных кошек. В Турции, где ислам запретил азартные игры, кавказцы-мигранты в селении Кавкаси организовали единственные в стране бои – бои огромных по размерам быков.

Народная забава – травить быка перед тем, как его заколоть – породила бульдога (буль – бык, дог – собака). Шоу потребовало скрестить их с подвижными и выносливыми терьерами, родился бультерьер. Приставка «пит» в американской породе питбультерьер значила, что собака эта предназначена исключительно для боев на ринге. Поэтому понятна сама политика Китая, Израиля и ряда других стран, запрещающая ввозить их в эти страны и содержать в городах. Возможно, если бы бои не просто запрещали, а проводили бы их цивилизованно (как в той же Киргизии), то смертельных случаев бы не было, а собаки были застрахованы. В Дагестане, где бои наиболее развиты, нет даже обществ кинологов. Но пока даже в Европе самое жесткое законодательство по ограничению «операций с бойцовыми собаками» ничего не говорит о практике подпольных собачьих боев. А значит, тема эта не будет закрыта в обозримом будущем.